Press "Enter" to skip to content

История Владика. Ранний аутизм

Ранний аутизм

Ранний аутизм

Это история маленького мальчика, которого родители назвали Владик. Родился зимой, из роддома его, кроме родителей, забирали сводные брат и сестра. Родители имели за плечами по одному браку, когда создавали семью. Оба были с высшим образованием, сверстники. Мальчика ждали, планировали его появление на свет.

Беременность

Для Натальи, мамы, это второй ребенок. Беременность наступила на фоне поддержки прогестероном. Протекала благоприятно в целом. В первом триместре будущая мама не знала токсикозов, головокружения. Ее новое положение проявлялось в неуемном аппетите и сонливости. Бабушка тогда уже предсказала, что будет мальчик: «Они все противные».

На 17 неделе по решению наблюдающего перинатолога Наталью направляют на скрининговое УЗИ. Диагноз: агенезия мозолистого тела головного мозга плода. Хотя это было подозрение, и скрининг проведен раньше, чем положено, врач выразилась однозначно – агенезия, много косвенных признаков ее наличия. Дело закончилось опровержением диагноза у ведущего УЗИ-врача области по истечению 2 недель. Это были самые трудные для семьи 2 недели в период беременности.

В третьем триместре мать поставили на учет гематолога из-за низких тромбоцитов в крови. Владик стал зваться крупным плодом. Наталья плохо спала, ей было трудно дышать. После 34 недели она засыпала в стуле с ортопедической спинкой, но в целом чувствовала себя хорошо. Признаков угрозы, гестоза не наблюдалось, Наталья говорила, что пойдет за третьим.

Роды состоялись с «перехаживанием» в 1 неделю. Владик рождался в неправильной позиции – головкой вниз, но развернут лобиком и с ручкой возле шеи. Принимающий роды акушер не предложил выполнить кесарево сечение, не настояла и Наталья. Впоследствии из-за нагрузки на шейный отдел, испытанной в родах, мальчик столкнется со многими последствиями. Оценка его по Апгар – 8/9. Ребенка в родзале приложили к груди, сосал хорошо. На третьи сутки, после висения на груди матери по 2-3 часа, Владик добился хорошего потока молока. Выписывались мама и сын с установленной лактацией. Впоследствии мальчик нередко плакал у груди, как говорила Наталья, из-за сильного потока переднего молока.

До 1 года

Родившись с весом 4232 грамма, он быстро набирал вес. Был свободолюбивым – через неделю после выписки выбирался из всех пеленок, и его переодели в ползунки. Не любил одеваться в теплую одежду. Переодевания оглашались истеричным плачем, который не могли унять уговоры или игрушки.

Симптомы раннего аутизма. Был «ребенком настроения» и избирательно общался с родственниками. Мог капризничать, если мать не сидит с ним рядом, но отказывался гулить в ее присутствии. Мало кто из родственников слышал его первые звуки или лепет, узнавали о них со слов родителей. После прививок, сеансов массажа, показанных ему из-за кривошеи, во время роста зубов плакал ночами без остановки, иногда забываясь на короткий сон. Родители Владика не отзывались о нем, как о беспокойном. Его называли «капризным», «таким, какой есть».

Первые признаки раннего аутизма

Первые признаки беспокойства высказала бабушка со стороны отца, когда мальчику исполнилось полтора года. По ее словам, Владик не знал, что такое ласка, отзыв на тепло. При встрече с родственниками, друзьями он не смотрел в глаза, вырывался из объятий, начинал плакать, если его пытались задержать возле себя. Не пытался подражать приветствию, не говорил ничего похожего на «привет». Вообще ничего не говорил, кроме ему одному ведомых слов.

С мальчиком своеобразно гуляли и играли. На улице родители стояли возле него или следовали туда, куда он быстро бежал. Не пытались увлечь сюжетом на прогулке, игрой. Предлагали только машинки: «Он по-другому не хочет». Именно на прогулках от Владика слышали что-то типа «Биба» – это машинка, и «Пиа» – это все остальное, что его окружает. Предмет, человек, животное обозначалось этим словом.

Мальчик играл только с машинами всяческих размеров и моделей, отдавая предпочтение все-таки маленьким, и всеми животными, имеющими отношение к динозаврам, ящерам, рыбам, змеям. Родители поощряли его пристрастия настолько, что на его зимней одежде были рисунки в виде рыб, на обуви – тоже, для летнего гардероба скупалось все, что было с принтом в виде машин.

Отец Владика был строг в воспитании старших детей, непоследователен и мягок в общении с Владом. С утра до позднего вечера на компьютере проигрывались мультики про змей, рыб, машины и все остальное без разбора. Не желает сын есть за столом со всеми – не надо. Привычка закрепилась, ребенок стал есть только перед телевизором за детским столиком. Не желает есть борщ – хорошо, пусть ест то, что нравится. Мальчик предпочитал бутерброды с определенным сортом сыра, отварной картофель только в целом виде, спагетти одного сорта. И шоколад. С плиткой в руке отец встречал Влада из садика, зазывал с прогулки домой или убеждал куда-то поехать.

С момента посещения детского сада родители начали соглашаться с окружающими, что с ребенком творится неладное, кто то предположил что у него может быть ранний аутизм. Устав от бесконечных жалоб родителей на агрессивное поведение сына, после записки одной из мам с требованием успокоить Влада или перевести его в другую группу, мать повела его к неврологам. На одном из приемов они получили запись: «Невозможно провести осмотр, поведение неадекватное». Наталья еще какое-то время сопротивлялась напору близких, защищая сына, но затем смирилась. Начался этап обследований у сурдолога, психиатра, психолога, невролога и мануального терапевта. В итоге – моторная алалия, задержка речевого развития, минимальная церебральная дисфункция. Ноотропы, инъекции, массаж, занятия с коррекционным педагогом и логопедом.

Be First to Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *